ТворчествоЯ - Красивая Девочка! Целомудреная история

Наше творчество, в любых его проявлениях, главное, чтобы от души!

Модератор: Лариса

Ответить
Аватара пользователя
Nayol
Сообщения: 130
Зарегистрирован: 18 май 2005, 23:21
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 3 раза
Контактная информация:

Я - Красивая Девочка! Целомудреная история

Сообщение Nayol »

Глава 1. Сходство

Похороны двоюродной сестры, на которые мы ездили в другой город, произвели на меня неизгладимое впечатление. Девочка старше меня на два года, лежала в гробу такая красивая, в пышном платье с кружевным воротником, лиф платья чуть был приподнят холмиками сосков едва намеченной груди. Глядя на эту грудь, я не мог отделаться от ощущения, что она только спит и чуть чуть дышит, и мне было страшновато.

Сходство же лица ее по смерти с моим было вообще поразительно, как будто я смотрелся в зеркало, а не глядел в гроб. Это же невольно подтверждали другие совершенно незнакомые мне родственники, вздрагивая при взгляде на меня.

Один пожилой человек мягко запустил мне в волосы свою руку и взьерошил их, сводя на нет все усилия мамы по их расчёсыванию. Мама хотела было возразить, но он так на неё посмотрел, что она, кажется, поняла - зачем.

Глава 2. Гимнастика
На экране телевизора - Красивые Девочки, одетые в яркие гимнастические купальники, с голыми ногами, обутые в мягкие "чешки". Они тянутся, изгибаются, улыбаются. Садятся на шпагат, встают на мостик.

В школе на занятиях физкультурой нас всех - и мальчиков, и девочек, гонял учитель так, что уж мостик мы делали все. Но у одних получалось красиво, а другие корчились. У меня получалось средне, но растяжка была уже неплохая.

И мне захотелось быть Красивой Девочкой в ярком гимнастическом купальнике в обтяжку, с широким воротом и кружевной кокеткой. а не неуклюжим мальчишкой в майке и семейных трусах.

Ради этого я расспросил учителя о том, какие упражнения делать самому чтобы "улучшить растяжку", и стал заниматься дома, научившись совмещать упражнения с просмотром телевизора.

Мама работала сутками и долго отсыпалась, да и в прочее время уходила к своим подругам на другой улице. Потому я часто был полностью предоставлен себе, и помимо домашних дел и легко дававшихся мне школьных уроков, с большим удовольствием нарабатывал гибкость..

Но как ни стало у меня получаться красиво гнуться и даже тянуть ногу вертикально вверх, делая это перед зеркалом, я все равно расстраивался, что на мне болтаются трусы. А без трусов болтающаяся пиписка с яичками выглядели ещё смешнее. И красиво двигаться мальчику без трусов мне вообще казалось нонсенсом.

Поэтому я задумал сделать себе купальник, которым бы прятал все болтающееся. Я назначил одну из своих тянущихся трикотажных маек на роль такого купальника и зашил снизу, соединив посередине перед и зад. Футболок же с достаточно широким воротом, чтобы после похожего действия можно было бы надеть снизу, у меня не было. Поэтому майка-купальник всё равно не была верхом совершенства.

Я лёг на спину и, оттянул вниз и назад всё лишнее, плотно сжал между ног и ягодиц. После чего натянул на ноги снизу мой "купальник" как трусы и встал перед зеркалом.
Что-то вспыхнуло во мне. Я глядела в зеркало на всё ещё свисающие лямки майки, на открытые соски (пунцовея уже только от того, что они обнажены!), на шею и волосы (и некстати мелькнула мысль как бы их подольше не стричь, но это же надо же маму уговаривать)...

Медленно скрыла тканью соски и, невольно повторяя мамино движение, когда она поправляла купальник на пляже, надела лямки на плечи.

Затем я расправила нижний край, огладила себя и стала поворачиваться, двигаться.
С непередаваемым наслаждением я потянулась ногой вверх, балансируя на второй ноге. Конечно, между ног было в этот момент не так гладко, как у настоящих девочек. Но выпуклость вдруг уменьшилась, и прижатые тканью яички с усилием и небольшой болью буквально протолкнулись куда-то внутрь, под лобок, каждое на своё место, а я вздрогнула и чуть не потеряла равновесие из-за этого проникновения.

Я улыбалась.

Я - Красивая Девочка, моя фантазия сбывается, всё будет хорошо!

Глава 3. Мои одёжки
Будучи радиолюбителем, я чинил телевизоры и радиоприёмники, магнитофоны. Соседям, в основном. Деньги, которые так удавалось зарабатывать, были хорошим добавлением к маминой зарплате, но нерегулярным. Поэтому именно из этих денег я купил Касивой Девочке несколько трусиков, лифчик и платья-сарафаны на блошином рынке на другом конце города.

Первый раз я мялся и мямлил, и мне мерещилось, что ВСЕ знают обо мне что-то предосудительное, так как даже девочкам моего возраста белье покупают мамы. Они Лучше Знают.

Но на второй раз я вдруг как с цепи сорвался - за радиодеталями я приехал, или за бельём, никому нет дела. Второй сарафан и лифчик мерил, сказав, что мама для сестры попросила купить, раз я все равно за деталями на рынок поехал. А размеры у нас совпадают в точности, мелкие ж мы пока ещё. Как радиолюбителя же меня знали уже давно.

Глава 4. Балкон
Балкон стал идеальным местом утренней зарядки Красивой Девочки по утрам и переодевания после зарядки для хождения в школу.

Выше - только небо и птицы, ниже - зелень деревьев. На окне - занавески, балкон, кроме как для сушки белья, нужен только мне когда я что-то пыльное или стружечное мастерил, мама редко даже смотрела сюда, когда дома.

Глава 5. Сосед
Мама была на дежурстве. Я настроилась провести этот день за починкой магнитофона соседа с первого этажа и книжками. Лето, каникулы.

Но всё изменилось.

Потренировавшись на балконе, вымылась после этого в душе, положила свой "тренировочный" купальник в стирку, спрятала всё лишнее между ног, мелкими шажками вышла на балкон голышом, достала из потайного балконного шкафчика трусики, лифчик и любимый сарафан и начала одеваться.

Но пока мне глаза ещё закрывал надеваемый сарафан, со стороны соседского окна раздался шорох, что-то отчётливо улетело вниз, а тот, кто там был, шёпотом чертыхнулся.

Я вздрогнула, покраснела, но хладнокровно натянула сарафан и пристально посмотрела в ту сторону.

Там, тоже красный как рак, на меня смотрел мальчишка чуть старше меня.

- Подглядывать нехорошо! - А сама лихорадочно соображаю, видно ли ему было меня ниже пояса из-за балконных перил, и как логично объяснить, почему это я одеваюсь на балконе, а не в комнате, и почему тут лежат мои вещи.

- Извини..те, я не нарочно выглянул... А ты очень красивая. - он не сразу решился мне "тыкнуть", но я внутренне облегчённо вздохнула. Ненавижу выкать сверстникам. - Меня Саша зовут, я вчера приехал сюда жить..

- Юля, - представилась я, с ужасом вдруг поняв, что назвала имя покойной кузины. В моей голове пронеслось сразу, что ниже пояса он ничего не видел... И что от этого получится много разнообразнейшей фигни, ведь я же в таком виде на улицу ни разу не выходила, а теперь придётся, и другие ребята.... Ну вот что проще - объяснять кому-то про Красивую девочку и переодевание в тайне ото всех, или просто быть ею? Я от мамы то всё прячу. А может лучше бы и увидел?! Тогда бы такого выбора не было... Зато расскажет кому... Ох...

Но! Меня назвали Красивой Девочкой! Это перехлестнуло разом все мои заботы, и с девизом "я подумаю об этом после!" я заулыбалась и просто, как мальчишка мальчишке, предложила:

- Давай дружить!

Глава 6.
Если бы это было в учебном году, Саша бы ходил в школу одновременно со мной, и одетый в школьную форму я-мальчик не смог бы никак объяснить Саше, где девочка Юля из этой же самой квартиры, а раз девочка Юля свободно разгуливает по квартире без трусов, никакой брат с ней не живёт, не младенцы уже, чай...

Но лето! Девочка Юля приехала, познакомилась не только с Сашей, но и с другими оставшимися на это лето во дворе ребятами. А мальчик, её двоюродный брат и друг большинства этих мальчишек, заядлый радиолюбитель, уехал в летний лагерь на лето.
Впрочем, из-за внешнего сходства, и поскольку в штанах Юле было так же комфортно, как мальчишкам, она не обижалась, если её окликали именем двоюродного брата и путали с ним.

Глава 7. Наивная эротика
Начитавшись книжек и проштудировав анатомический атлас, я понимала, что Саша как раз созревает как юноша, что его, ещё ни разу не увиденный мной половой член уже не только пиписка и наверняка волосат, как и уже увиденные мной его подмышки. И что с этой влюблённостью в Юлю он не справится, как ни откладывай неизбежное. Кроме того, я же представилась ему старше, ростом даже была заметно выше его, как более старшая девочка.

Но я то в половом смысле была совершеннейшим ребёнком, с детским голоском, гладкой кожей в паху и без малейшего понятия, как отвергнуть телесные притязания Поклонника, ничего не испортив.

Я долго не хотела об этом думать, а продолжала быть Красивой Девочкой, и мне нравились его вожделение, его пылкость, его слова, его редкие, случайные прикосновения. Которые прямо-таки обжигали его... И я вздрагивала вместе с ним, краснела по малейшему поводу, и всё дальше погружалась в странные пучины как-бы-не-взрослой своей девочковой страсти, платонически-прекрасных ужимок и заигрываний.

В каком-то нелепом наитии я раз за разом придумывала, как обмануть любящего меня человека, как не дать ему даже повода пощупать мою пиписку или тем более снимать с меня трусы, но при этом отдаться ему, чтобы он был счастлив, но ничего не заметил.
Оставаясь ребёнком, я, тем не менее, при встрече с ним, а потом уже и при одной мысли о нём, испытывала сладостную истому, которая порой начисто лишала меня воли и разума.

Мне начали сниться сны о том, как Саша показывает мне член то синий и огромный, как баклажан, то в форме груши...

И одновременно меня трясло при мысли, что, обнаружив мой подлинный пол, он разочаруется во мне, а то и хуже, ибо признать себя гомосеком - ужаснее, наверное, ничего придумать было нельзя.

И я решила, что признаюсь ему в том, что если я неожиданно уеду, искать меня бесполезно. Тому есть причины, и я их не обсуждаю.

Я купила себе билет в родной город своей кузины и мало-помалу подвела Сашу и всех, с кем познакомилась за лето, к мысли, что в августе уеду домой, а в квартиру вернётся из какого-то летнего лагеря мой двоюродный брат.

А если Саша, движимый любовью, поедет туда и станет искать Юлю, то найдёт могилу и очень удивится, конечно. Но я в мальчишеской своей ипостаси смогу отговориться, меня же тут не было.

Глава 8. Не провожай.
Сборы на вокзал. Как хорошо, что девочка в брюках это нормально. В рюкзачок - рубашку строгую мальчишескую, на себя - ту, светлую полупрозрачную лёгкую блузку с кружевной оторочкой. Чтобы точно выглядеть на пути туда Девочкой. Но лифчик не надо, лишняя деталь. И трусы на себя только мальчиковые.

Я понимала, что конспирация до отъезда - только игра, бесполезно говорить "не провожай". Город и дата названы. Красивая Девочка Юля придёт на вокзал, целомудрено поцелуется с мальчиком Сашей и сядет в поезд чтобы ехать в родной город, к началу учебного года. На глазах у сотен людей. Это вам не почти пустой летний двор и не дальний пляж.

После проверки билетов проводником она будет какое-то время сидеть и смотреть в окно, но, в отличие от остальных едущиих в тот же город, не поторопится переодеваться "в полудомашнее-полупоездочное" трико.

Дождётся остановки на не самой большой станции, от которой ходят ещё прямые электрички, в слезах схватит рюкзачок и выскочит на платформу, прощаясь с проводником.

Глава 9. Финал.
В лесополосе разожжён костерок, в нём сгорела тонкая ткань блузки и пуговицы. Жаль эту красивую вещь, но почему-то кажется, что лучше не оставлять этого следа.

В местной парикмахерской мастер привычно остриг летние патлы молодого человека, обычная мальчишеская стрижка с торчащими ушами. Начало учебного года, Все так делают.

Глава 10. Обыденности
Саша и я оказались в школе в параллельных классах и быстро подружились. К середине четверти мы стали дружны очень близко, но он ни разу не рассказал мне про "Юлю" и не выразил ни малейшего подозрения в мой адрес.

Я же иногда смотрел на него как Юля, во мне просыпались порой неосознанно какие-то те самые девочковые ужимки.

Саша ничего этого не замечал, но другие наши, старшие, уже возмужавшие, общие друзья, особенно те, у кого ещё не было девочки, порой смотрели на меня и на него с некоторым подозрением, чуя что-то большее, чем мужская дружба.

Пока, наконец, один из них не предположил в запале: "Вы тут не два пидора ли?"

Мы с Сашей мгновенно, не рассуждая, дали ему в морду и тем самым надолго погасили по крайней мере явно высказываемые в наш адрес подозрения.

Мы вместе учились, вместе увлекались радиолюбительством (в котором я среди друзей постепенно стал непререкаемым авторитетом), бегали купаться на реку, тренировались.
Ещё через месяц мне снился Саша, и я проснулся на мокрой простыне. Из книг я знал, что это - первая поллюция, и что я становлюсь из мальчика юношей.

А к следующему лету голос мой огрубел, появились усики и волосы везде где положено. От Красивой Девочки остались только воспоминания, без какого либо воплощения в реальность. Я так и не выкинул одёжку "Юли", но и не решился отнести её на барахолку. Тщательно отстирал и выгладил и сложил в дальний ящик своей мастерской. И забыл.

Как-то мы паяли с Сашей очередной трансивер. Я пошёл заваривать чай на кухню, а он, копаясь в поисках нужных деталей в ящиках, вынул пакет с тем самым платьем, что носила "Юля" и в недоумении его рассматривал, когда я вошёл с чаем в комнату.

- Она ещё приедет? - спросил он.
- Кто?
- Юля, твоя двоюродная сестра.
- Она умерла.
- Когда?!
- Позапрошлым октябрём.
- Прошлым?!
- Нет, точно помню, что позапрошлым, мы с мамой ездили на похороны. тем летом она была у нас в гостях - и оставила платье и ещё что-то из вещей, собираясь домой, а осенью умерла. Пневмония, кажется. Или осложнение на сердце от гриппа, не помню точно.
- Но в прошлом году же... - Он замолчал, рассматривая платье. Я спокойно на него смотрел, демонстрируя искреннее недоумение, что ему в той умершей девочке, которой он даже не видел.
- Она была на тебя похожа?
- Очень. На похоронах родственники вздрагивали.
- Не верится. Я же только прошлым летом приехал...
- И что?
- И.... - Он посмотрел на меня совершенно ошалелыми глазами. Я понимал, что он так и не поверил и будет проверять, но мне не признается. А меня от любого намёка реальные события остановило то, что за педерастию я точно буду опозорен, пусть это будет только подозрение о переодевании в девчоночье...
Так пакет с платьем был убран обратно на полку, а разговор остался незавершённым.

Глава 11. Эпилог
В последний день лета я по настоящему плакал, проснувшись от невыносимо прекрасного сна. Мама вдруг ласково спросила, что со мной.

- Мама, вы с папой любили друг друга?
- Конечно, сынок. Как же иначе, ты рождён в любви!
- А когда вы любили друг друга, тебе было очень больно?
- Ох, ты и вопрос задал. Ты книжки об этом, что ли, стал читать?
- Да, Мне стало интересно, и я прочитал те две книги - "Мальчик, юноша, мужчина" и "Девочка, девушка, женщина". В них же всё по правде, да?
- Да, - мама улыбнулась, - всё по правде, только очень сухо, по научному. Без слёз и без радости.
- А любовь - обязательно слёзы?
- Любовь - обязательно радость.

Аватара пользователя
Inna
Сообщения: 187
Зарегистрирован: 25 сен 2018, 12:59
Поблагодарили: 2 раза
Контактная информация:

Я - Красивая Девочка! Целомудреная история

Сообщение Inna »

Nayol - спасибо за текст, хорошо читается, эмоционально.
Nayol писал(а):
11 фев 2020, 19:07
- Любовь - обязательно радость.
Всегда бы так было, было бы хорошо :)
К сожалению порой обстоятельства могут оказаться выше нас, создавая самые парадоксальные жизненные ситуации.
А еще, мне что-то подсказывает, что это еще не финал :)

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей